Главная » ЭКОНОМИКА » Пенсии, кредиты, алименты: какие подарки готовят власти к думским выборам

Пенсии, кредиты, алименты: какие подарки готовят власти к думским выборам

Пенсии, кредиты, алименты: какие подарки готовят власти к думским выборам

Пенсии работающих пенсионеров (их насчитывается, по разным оценкам, 7.5-9.5 млн человек) не индексируются с 1 января 2016 года. Думская оппозиция и сенаторы неоднократно выступали за возобновление индексации страховых пенсий, но эти инициативы не находили поддержки у кабмина и парламентского большинства парламентариев. В конце прошлого президент Путин поручил правительству до 1 февраля 2021 года представить предложения по индексации пенсий работающих пенсионеров. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков сообщал, что кабмин представил в срок «поливариантное видение» вопроса, однако окончательное решение по нему так и не принято. Оно вполне может поспеть к выборам.

Комментирует Игорь Николаев, доктор экономических наук:

«Вариант такого «подарка» к выборам вполне возможен. Но этот подарок не будет максимально щедрым, то есть, не стоит ждать того, чтобы всем работающим пенсионерам восстановили недополученную индексацию за 5 прошедших лет. Полагаю, что возможны два относительно мягких варианта: индексацию выплатят или не в полном объеме, или не всем категориям трудящихся пенсионеров. Есть совсем уж малозатратный вариант: принять право на индексацию, но не в этом году и не в следующем, а, скажем, пару-тройку лет спустя. При этом, деньги на индексацию нашлись бы — причем для всех и в полном объеме. Но власти явно их тратить на работающих пенсионеров не хотят. Может быть к выборам ситуация изменится».

Наталья Мильчакова, заместитель руководителя ИАЦ «Альпари»:

«Несмотря на то, что правительство всячески сопротивлялось такой инициативе со стороны ряда депутатов, вероятно, что Госдума перед выборами может принять закон об индексации пенсий работающим пенсионерам. Во всяком случае, миллионы работающих пенсионеров ждут индексации, для большинства из них она важна, а для кого-то, кто вынужден работать, чтобы получать хоть скромную прибавку к скудной пенсии, жизненно важна. Государству эта индексация, по оценкам, приводившимся в открытых источниках, обойдется в 360-390 млн руб. в год – цифра не самая большая по сравнению, например, с затратами на национальные проекты или на материнский капитал. Но у пенсионного фонда России денег хронически не хватает, значит, потребуются дополнительные трансферты из бюджета. Вероятность реализации такого сценария до выборов мы оцениваем примерно в 40-45%».

В прошлом году плоская шкала налогообложения физических лиц претерпела изменения: у самых богатых россиян стали изымать 15%. А раз так, то власти могут сделать и еще один шаг: обнулить НДФЛ для самых бедных. Тем более, что за чертой бедности (то есть, получающих доход в пределах 1 прожиточного минимума) у нас в стране находится, по официальным данным 18-20 млн человек. 

Комментирует Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade:

«Данное предложение вряд ли подходит под предвыборную инициативу. Оно рассматривается как элемент общего гипотетического «маневра», наряду с увеличением ставки НДФЛ для более обеспеченных слоёв. Но последняя мера крайне непопулярна и совсем не под выборы. А без неё потери бюджета от отмены НДФЛ для бедных составят огромную сумму свыше 1,2 трлн руб. Расчёты показывают, что для их замещения потребовалось бы поднять ставку налога для высокооплачиваемых работников с 13% до 33%. А ведь они — тоже избиратели… Причём именно НДФЛ — крайне болезненная тема для казны. По закону, он распределяется между территориальными бюджетами: 85% поступлений идёт субъекту федерации, остальное – муниципальным образованиям. Но региональные финансы пострадали от пандемии гораздо сильнее, чем федеральный бюджет. А ведь из них финансируются наиболее насущные для людей местные нужды». 

Наталья Мильчакова:

«Это предложение считаю совершенно нереалистичным, по крайней мере, в ближайшее время. По прогнозу ФНС, если государство пойдёт на такую меру, то оно будет терять свыше 1 трлн руб. в год. А это более 5% бюджетных доходов. Кроме того, само по себе это обнуление без введения прогрессивной шкалы НДФЛ смысла не имеет. Да и большинство населения к прогрессивному налогообложению сегодня не готово, особенно когда реальные доходы падают восьмой год подряд».

Общая сумма взятых россиянами займов достигла по итогам первого квартала рекордной величины в 20,8 трлн рублей. Долгами обременено, по крайней мере, 40% российских семей, и многие из них уже не тянут выплаты по кредитам, взятым у банков и МФО. Списание хотя бы части этой задолженности государством в рамках кредитной амнистии стало бы весомым «подарком» для миллионов россиян.

Комментирует Марк Гойхман:

«Такая мера может быть воспринята избирателями по известному принципу «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Преимущество в этом случае получат заёмщики. В представлении многих, это люди, которые не хотят или не могут жить на свои средства. Человек, который экономит, но не влезает в кредиты, не поймёт «прощения долгов» другим. Ведь фактически клиенты банков и МФО получат доход, которого нет у людей без кредитов. Так что выглядело бы это не как справедливая социальная мера и неоднозначно воспринималось бы основной массой избирателей. И это не говоря уже о чисто финансовой стороне дела. Пострадавшими в данном случае оказались бы банки и МФО. Если не компенсировать им потери, то появятся сложности с возвратами вкладов, другими обязательствами. А если компенсировать, то – за чей счёт? Дополнительная нагрузка на бюджет или ЦБ? Набиуллина и Силуанов будут явно против».

Наталья Мильчакова:

«Это предложение – абсолютно нереалистичное. Хотя бы по той причине, что непонятно, кому и что амнистировать, и, самое главное, непонятно, кто будет это делать? Простить долг заёмщику или его реструктурировать, отсрочить выплату, может только кредитор, но не третье лицо. Кредитные каникулы в период пандемии на самом деле вводились самими банками, а не государством, причём не для всех заёмщиков, а только для тех, кто пострадал от пандемии, например, потерял работу или его бизнес временно не работал. И самое главное, что даже при таких сложных условиях банки и МФО не списывали долги своим заёмщикам, просто сделали условия его погашения чуть более комфортными для заёмщиков. Для государства такое «прощение долгов» было бы и юридически некорректным, и могло бы угрожать стабильности банковской системы». 

Программа льготной ипотеки под 6,5% годовых для покупателей жилья в новостройках была утверждена правительством РФ в конце апреля 2020 года. Изначально программу планировалось завершить 1 ноября 2020 года, но позже правительство продлило ее до 1 июля 2021 года. поскольку программа вызвала настоящий ипотечный бум и оказалась весьма востребованной для миллионов семей, ее продление – хотя бы до конца текущего года – может быть положительно встречено населением.

Комментирует Наталья Мильчакова:

«Это предложение представляется нам вполне реальным. В том, чтобы льготная ипотека продолжалась, заинтересованы многие: часть населения, подпадающее под категорию ее получателей, застройщики, риелторские организации, и, в конечном счёте, власти регионов. Обеспечение как можно большего числа населения качественным и доступным жильём – залог успеха действующих властей, губернаторов и мэров городов на региональных и местных выборах. Для государства это достаточно дорогое удовольствие: в 2020 году на субсидии банкам льготной ипотеки государство потратило около 40 млрд руб. Однако эти расходы компенсируются ростом рынка жилья, особенно нового, развитием строительной отрасли и ростом налоговых поступлений от налога на имущество в региональные бюджеты. В то же время, без льготной ипотеки у рынка недвижимости и особенно нового жилья начнутся тяжёлые времена. Так что государство может перед выборами объявить о продлении программы льготной ипотеки как минимум до конца 2021 года, а может быть, и ещё в течение нескольких лет. Вероятность реализации такого сценария мы оцениваем в 70-75%».

Смысл алиментного фонда в общих чертах таков: выплату брошенным детям берет на себя государство в безусловном порядке – и оно же с помощью своих структур «гоняется» за теми, кто бегает от алиментов. С таким предложением уже выступала ранее уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова. Мотивировала детский омбудсмен свою инициативу тем, что за последние 10 лет задолженность перед детьми выросла в 5 раз – до 156 млрд рублей.

Комментирует Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets:

«Конечно, проблема «выбивания» алиментов актуальна для сотен тысяч, а может быть и миллионов неполных семей, где растут дети. Но поможет ли решить ее создание специального фонда – вопрос открытый. Пока не совсем понятно, как именно будет работать организация, за счет чего существовать. Но стоит отметить следующее: начислением, взысканием, контролем алиментов в нашей стране занимается масса структур. Это и бухгалтерия организаций, где начисляются алименты, и налоговая инспекция, где эти выплаты учитываются, и судебные приставы, которые осуществляют взыскание, и суды, где проходят заседания по делам. Еще и таможенная служба задействована: гражданина могут не выпустить из страны, если он задолжал алименты. Создание фонда может привести к тому же эффекту, что и существование Пенсионного фонда. Организация имеет огромный штат по всей стране, строятся отделения, сотрудники получают зарплату, приобретаются мебель, машины, оргтехника – и при этом дефицит фонда составляет 40%. Новая надстройка создаст еще один повод давления на людей, пусть даже и злостных алиментщиков».

Проработать вопрос предоставления субсидии на оплату ЖКХ по новому стандарту – такое поручение уже дал премьер Михаил Мишустин. В 2020 году Минстрой уже предлагал плавно, в течение пяти лет, снизить порог получения субсидии с 22% до 15%, расширив тем самым постепенно число их получателей. Но тогда оно не прошло. Между тем, до пандемии субсидии на оплату услуг ЖКХ получали 3 млн российских семей. Из бюджета на это было выделено 70 млрд рублей. Если порог снизят до 15%, то на льготу потребуется дополнительно около 30 млрд рублей. Рассчитывать на субсидию смогут, по расчетам, еще 1 млн семей.

Комментирует Алексей Кричевский, эксперт Академии управления финансами и инвестициями:

«Даже если порог установят на уровне 15%, я не уверен, что люди почувствуют на себе все прелести нововведения. Главная проблема заключается в том, что сейчас как минимум половина потенциальных получателей субсидии не могут ее оформить. Система устроена так, что получить льготу могут только люди, не имеющие долгов за коммуналку, а у малообеспеченных граждан с этим закономерно возникают проблемы. Кроме того, огромное количество людей просто не знают о том, что им полагается льгота на оплату услуг ЖКХ. В условиях пандемии, с заметным падением доходов и ростом числа бедных, важнее всего проинформировать граждан о праве на помощь от государства. Для того, чтобы льготный механизм заработал на практике, необходимо прописать условия реструктуризации долгов за услуги ЖКХ».

Программа материнского капитала действует в России с 2007 года. С того времени маткапитал регулярно индексировали и сейчас его размер составляет 484 тыс. руб. за первого и 638 тыс. за второго ребенка. Сертификат запрещено обналичивать, но полученные деньги можно целевым образом направить на улучшение жилищных условий, в частности, на первоначальный взнос по ипотеке или погашение действующего кредита, образование детей, накопительную пенсию мамы или социальную адаптацию детей-инвалидов. Уже звучат предложения – дать возможность использовать маткапитал на строительство и реконструкцию дома, на частные образовательные услуги, на инвестиции.

Комментирует Марк Гойхман:

«Такое решение очень возмоно, прежде всего, из-за того, что не требует дополнительного финансирования. Речь идёт о расширении возможностей и выбора для людей на использование уже выделяемых средств. Маткапитал очень популярен в народе, суммы его достаточно значительны, в отличие от большинства госпособий. Увеличение сфер применения было бы воспринято позитивно. Однако, вряд ли стоит ожидать разрешение использования маткапитала на цели инвестиций. Его предназначение – улучшить материальное положение детей для их поддержки и стимулирования рождаемости. Вложение же в финансовые инструменты, да ещё и связанное с риском потерь — не лучшее применение с данных позиций. Кроме того, оно может восприниматься как фактическое «обналичивание» материнского капитала. Этого  государство избегает, справедливо опасаясь «проедания» данных денег, их нецелевого использования. 

В то же время, вполне вероятно разрешение на направление данных средств на частные образовательные услуги ИП или обретение жилья сразу после рождения ребёнка, а не через три года, как сейчас. Такие новации с благодарностью были бы восприняты людьми».

Источник

Оставить комментарий